Олег [кот-который-не-кот] (nekot) wrote,
Олег [кот-который-не-кот]
nekot

Постигровое. Часть первая: Я - Стерх (отчет персонажа)

Постигровое. Часть первая: Я - Стерх (отчет персонажа)
Николай Валерьевич Стерх (Стержень), 35 лет, путешественник, детский врач-психолог, паранорм.
В одном из своих путешествий, получил килограмм стресса, паранормальные способности и потерял лучшего друга.
Устроился в работать в Зарю дабы немного выдохнуть и переварить стресс. В последствии остался там и присматривал за Даной (Волчицей) - дочкой старого друга (Боцмана) пропавшего в районе Бермудского треугольника.
Не разу не добрый товарищ, эгоист и циник. В свое время один из тех, кто поджег Зарю (очагов возгорания было несколько) руководствуясь мыслью об очищающем пламени (увы, он глубоко ошибался считая нелепые смерти чем-то мистическим и не учитывая человеческий фактор).
Свои обязанности воспитателя выполнял нехотя, для пунктика. Даже берясь за ремень - делал это без особого фанатизма.
1. Ладушки, день первый.
После утреннего стресса (Дана, ревность и наркотики) пребывал в сумрачном настроении, страдал от жары и лениво докапывался до пионеров (именно в этот промежуток времени зараза Волчок как на зло ходил в форме, при галстуке и вообще вел себя как пай-мальчик). Чаще всего попадался в конец обнаглевший Гагарин, пытающийся стрелять сигареты у всех, включая педсостав. К вечеру проявился Малевич, вяло отбрехивающийся от правильного ношения галстука (носил не где надо, а намотанным на запястье) и впоследствии, получивший от Стерха косяк (с целью его с этим самым косяком поймать и примерно отчитать перед строем)
- Малевич.
- Да Николай Валерьевич?
- Хочешь косяк?
- Давайте Николай Валерьевич.
- Держи.
План не удался, зато косяк (вещества 2) оброс какой-то дичайшей легендой о суперприходе и выбрасывании в астрал.
Так, в непринужденной обстановке, долгими беседами с другими страдающими от жары воспитателями и не менее страдающим доктором проходил первый вечер.
Ситуация изменилась ближе к ночи, когда девочка Рыба (она же Щука) вернула свои оригинальные воспоминания (события Л1 и далее) о чем торжественно сообщила всем причастным. Причастные, включая Стерха - малость прибалдели и долгое время не понимали о чем идет речь (в последствии, действия Щуки вызвали взрывное срабатывания триггеров у целой группы лиц и вечер перестал быть томным)
А суть была вот в чем:
Еще в том мире (Л1 и проч) будучи уже студенткой института в Торпе, Щука стащила некий могущественной предмет (Ключ от Всех Дверей) и радостно отбыла в неизвестном направлении. Лилия Попова (на тот момент уже коллега Стерха) не нашла ничего лучше, как отправить за Щукой других Стерховых студентов (Ангел (Волчок), Рыбак и Рыбник, Плотва (Шут) и Лисица (Ульяна)) которые так же сгинули без следа. Стерх логично возмутился и полетел всех спасать, однако так же увяз и застрял. Все попавшие в мир Л2 Торповцы потеряли память и органично вписались в новое мироздание.
Частичное возвращение воспоминаний сыграло со Стерхом злую шутку вызвав перманентный коллапс мозга и перекос сознания. Ибо "там" Стерх был достаточно светлым и неплохим парнем, а здесь... скажем так был не очень.
Так же, это позволило осознать некую неправильность происходящего ночью (на всю происходящую чертовщину Стерх реагировал крайне пофигистично, включая нанесение физического вреда пионерам). Не все равно, было только до студентов "оттуда" с которыми Н.В. был загадочным образом связан на другом уровне. Осознание же позволило Стерху собрать волю в кулак и произвести некие манипуляции со своим сознанием, добавив в состав "приближенных" Дану, к которой тот испытывал привязанность и самые нежные чувства.
Первую часть "ночного режима" Стерх самозабвенно загонял пионеров в комнаты, пытался внятно переговорить с Директором и курил на пару с измученным Доктором.
В какой-то момент, к Стерху подошла Дана и они тихой сапой ушли в другой конец лагеря, где и провели остаток "ночного времени" в обнимку сидели на скамейке, вздрагивали от пробегающего мимо сторожа и вдумчиво говорили за жизнь до самого утра.
2. Ладушки, день второй.
Утро второго дня, Стерх встретил в компании не выспавшихся зомби, стихийного преподавательско-пионерского чая\кофепития и до омерзения бодрой Алисы Константиновны.
Когда кофе (и чай) были наконец выпиты, Арден и юные спортсмены (Дана и кажется Бегун) радостно убежали (в прямом смысли) на тренировку, а Алиса Константиновна исчезла в неизвестном направлении, Стерх воровато оглядываясь прилег на правую от входа скамейку в вестибюле жилого корпуса (левая была занята Малевичем, а на диване дрых Доктор) и задремал.
Пробуждение - можно смело назвать одним из самых кошмарных воспоминаний Стерха за последние... много лет. Стерх спал и снились ему широкие белые крылья, как вдруг:
*тык-тык-тык* "Николай Валерьевич! Николай Валерьевич! Николай Валерьевич"
Это злобный демон из самых глубин ада в обличии миленькой Алисы Константиновны пришел терроризировать несчастного, усталого психолога...
В общем, своей цели она добилась. Стержень умылся, наодеколонился и пополз в сторону столовой. Повсюду шли усталые зомби.
В столовой Стерх повстречал кашу. Каша смотрела на Стерха скептически. Однако, такие мелочи не смутили бывалого путешественника (что он только не ел, там, на Тибете) - каша была зверски съедена и запита непонятным напитком (кажется это был чай с молоком) и закушена куском омлета ( вроде бы это был он).
Потянулся долгий и жаркий день, в ходе которого в общем и целом не случилось сколько-нибудь значимы событий.
Н.В. бродил по лагерю, общался с американцами (доказывая, что дети тут в целом нормальные, просто место не очень), подбирал музыку для дискотеки, периодически ругал Малевича и даже провел урок Предмета.
Самое интересное началось ближе к вечеру.
Педсостав таки осознал, что ночью происходит что-то странное (множественные свидетельства детей о всякой чертовщине и неадекватном поведении взрослых) и Директор принял интересное решение: сформировал из детей патрули и выдал им разрешение на ночное пребывание вне жилых корпусов ( в итоге подействовало).
Собственно, последний вечер, плавно переходящий в ночь, Стерх старался не отходить от Данки, всячески опасаясь худшего. Однако все случилось несколько иначе.
После долгих вожаческих терок во-имя спасения (мира) Ладушек от орд стремных (зайцев, бугименов, черных теток и др.) кошмаров - инициативная группа таки приготовилась отправиться в некое мистическое пространство дабы починить пресловутую Машину (снов, времени или черт его знает чего) и тут случилась неприятность: Стерха убили.
В прочем убили не до конца, то ли мистические способности помогли, то ли пуля срикошетила о не зримое крыло (или нимб или рога), но свинцовый подарок от Иваныча ( да-да, это был именно он) попала не в лоб, но в шею, почти в затылок - отправив Стерха в кому, а несчастную Дану в глубины стресса и горькой злобы.
Дальнейшее, Стерх помнил смутно: кажется, над ним склонилась Дана, а потом его кто-то куда-то нес, оперировал, перевязывал, зашивал и колол.
Н.В. пришел в себя через несколько часов. Рядом была Дана, она же рассказала ему о случившемся.
(Далее игрок полностью потерял контроль над телом и управление взял впавший в бешенство персонаж.)
При помощи мистических способностей, Стерх приводит себя в порядок. Проверяет патроны в обойме и чеканя шаг направляется к жилому корпусу, предварительно врубив невыразимость.
Он входит в жилой корпус:
1. Шаг. Отключить стелс
2. Прицел, Иваныч, выстрел-выстрел-выстрел.
3. Прицел, Валера, спрятался за ребенком, не стрелять.
4. Арден, опасность, выстрел-выстрел-выстрел.
5. Темнота.
Стерху безумно стыдно. Умирая, он думает о том, что не сможет исполнить то, что обещал Дане.
Не сможет найти её отца - Боцмана. Не сможет всегда быть рядом. Может быть в следующей жизни...
....
....
....
Но...
Nikolai Sterh
Status: awakening
...может быть и сможет.
Tags: Территория игры
Comments for this post were disabled by the author